Что такое Печи и почему оттуда много новостей? SPEKTR.BY

72-й гвардейский объединенный учебный центр подготовки прапорщиков и младших специалистов – так официально называется военная единица в военном городке Печи под Борисовом. Учебный корпус в Печах – величайшая военная формация в Беларуси. В Печах более 4,5 тысячи личного состава – целый поселок по гражданским меркам. Здесь сконцентрировано около 10% всех военных страны.

Учебный центр в Печах существует с 1960 года. Раньше там готовили только младших командиров и специалистов, а с 2001 года – еще и прапорщиков.

72-й учебный центр – это шесть специализированных школ, каждая из которых считается отдельной воинской частью. В разных школах готовят будущих танкистов, водителей и командиров БМП, снайперов, специалистов радиосвязи, начальников столовых – большинство специалистов для белорусской армии. Всего там обучают 81 специальности.

Кроме школ, в учебный центр входят три военные единицы, где солдаты проходят полноценную службу: батальон охраны и обслуживания, центр технического обеспечения и батальон материального обеспечения.

Кто туда попадает

Обучение в Печах занимает 3-4 месяца. Туда попадают молодые солдаты, которых только призвали в армию.

Если в воинскую часть приходит пополнение, командиры изучают документы новобранцев – характеристики из школы, училища, университета и работы, семейное положение, религиозность, отношение к государственной политике. Они решают, кто из солдат будет проходить обучение на месте в военной части, а кого направить в Печи.

«Если солдат имеет качестве лидера, его можно направить на учебу в Печи. Туда должны отправлять лучших солдат, тех, кто может управлять личным составом», – объяснил svaboda.org капитан в отставке Андрей.

После обучения в Печах солдаты возвращаются в часть постоянной дислокации уже в качестве специалистов или молодых командиров – как правило, в звании сержантов. Здесь они дослуживают остаток своего срока.

Как проходит служба

Первый месяц в Печах, как и в обычной воинской части, – курс молодого бойца, так называемый «карантин». В это время молодых солдат обучают основам службы, они почти не пересекаются со старослужащими. А после присяги их переводят в казарму, где они живут вместе с остальными солдатами.

Солдаты в Печах учатся управлять военной техникой. Сначала на тренажерах и имитаторах, после – на настоящих боевых машинах. Занятия проводят офицеры. А все остальное время солдаты остаются под наблюдением сержантов – тех, кто служит в Печах постоянно.

«В идеале, сержанты – это старшие товарищи, которые должны всему научить», – говорит Андрей.

Сержанты учат солдат ежедневным вещам: как убирать постель, как складывать обмундирование, как ходить в наряды. На практике именно «старшие товарищи» чаще всего совершают дедовщину. Происходит это во время, свободное от занятий и работы, или после отбоя.

Почему дедовщины больше всего в Печах?

Неуставные отношения, дедовщина – это случается в любом военном подразделении в стране. И чем больше подразделение, тем чаще.

«Одно дело – маленькая часть, где все на виду, – говорит Андрей. – Другое дело – Печи. Там очень много людей, огромная территория, люди часто меняются. В Печах меньше контроля и больше расхлябанности. Отсюда и частые новости о суициде или убийстве».

Печи давно имеют печальную славу. 30-летний Игорь служил там в 2006 году. В той же школе, где и Коржич. По его словам, такие ужасы, о которых рассказывают теперь солдаты, отнюдь не правило.

«Это зависит от командира, – говорит Игорь. – Если он воспитан, он и в армии себя будет нормально вести. А если он глуп, армия его не исправит. Это касается и сержантов, и офицеров».

Во роте Игоря дедовщина была относительно мягкой. Деньги за «проживание» платить не надо было, никого не избивали. А вот в соседней роте все было жестче. Парень вспоминает, как сержант вылил кипяток на лицо молодому солдату.

Как наказывают за дедовщину

За тот случай с кипятком, уверен Игорь, никто не понес ответственности. Сержанты даже не докладывают офицерам, что что-то случилось.

«Все это быстро прикрывают, – говорит Игорь. – У них там мафия».

Хороший командир не допустит, чтобы в его части дошло до дедовщины и физических издевательств, считает капитан Андрей. В армии отработаны механизмы, чтобы предупредить такие инциденты, как с Коржичем. На каждом КПП должно быть объявление с телефоном доверия. Если солдата унижают, а его руководитель ничего не делает, можно обратиться к психологу воинской части. В таком случае должно проводиться служебное расследование.

«А оно не проводилось, – говорит Андрей. – Я это гарантирую. Потому что это преступление. А вешать на свою часть преступления никто не хочет».

Командир несет ответственность за любые инциденты в своей части. А потому многие командиры не сообщают о них начальству. В результате, согласно официальной статистике, количество преступлений из года в год остается низким. Но на самом деле это малая доля от всего, что действительно случается, уверен Андрей.

«Никто не хочет вешать на себя даже грубые дисциплинарные проступки или преступления, а потому командиры это скрывают», – говорит бывший военный.

Вместо того чтобы проводить расследование, командиры самостоятельно разбираются с сержантами, на которых жалуются солдаты. Могут даже применить силу. Но такие разборки приводят лишь к обратному. Разъяренные сержанты будут мстить «шестерке» с еще большей силой.

«Неуставные отношения, телесные повреждения – это тюрьма. Если командиру докладывали, а он ничего не сделал, то он должен сесть вместе с сержантами».

В некоторых частях командиры все же реагируют на жалобы солдат. Тех, кто страдает от издевательств, могут перевести в другое подразделение или даже другую воинскую часть. Но и такие меры не всегда помогают. «Деды» передают информацию о «шестерке», и уже на новом месте солдата снова начнут избивать.

«Если не повезло с сержантом, выход только один – отбиваться, – говорит Игорь. – Если поставить на место, никто уже тебя не будет трогать. Отбиваться и заполучить поддержку коллектива. Только так можно выдержать».

Как служили в Печах ранее

В советское время дедовщины там не было, говорит Свободе Виктор, который проходил «учебку» в 1970-е годы. По крайней мере в таком виде, как сегодня. Ежедневно к солдатам приходил замполит и спрашивал, не поднимают ли на них руку.

«Даже уточнял, нет ли на теле синяков», – говорит Виктор.

По его словам, могла быть только «муштра». Например, если солдат не мог выполнить нормативы, его заставляли повторять одно и то же упражнение.

Современная дедовщина началась, когда развалился Союз и между солдатами начались финансовые отношения. Раньше, когда солдата переводили, например, с «духов» в «черпаки», его били портупеей по голому заду, чтобы остался отпечаток жести. В 1990-е годы эти «традиции» заменили на деньги.

«Надо отличать традиции от дедовщины, – говорит Андрей. – Есть шутливые вещи, когда младшие солдаты подсчитывают количество дней до дембеля, есть посвящение в артиллеристы или танкисты. Ничего в этом оскорбительного нет».

По теме

Россельхознадзор не пустил в РФ фуру из Беларуси с 20т орехов

Россельхознадзор отказал во въезде в Россию фуре, принадлежавшей белорусской фирме, с 20…

Заболеваемость ОРВИ в Беларуси не выходит за пределы нормы

В Беларуси нет эпидемии ОРВИ, информирует Республиканский центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья. Заболеваемость обусловлена…

В Беларуси 3,6 тыс. человек получают социальную пенсию

В стране 3,6 тыс. человек получают социальную пенсию, поскольку не сформировали необходимого…

Ну, с Богом, или Как окунаются на Крещение минчане. Фоторепортаж SPEKTR.BY

Сегодня, 19 января, православные христиане традиционно отмечают Крещение. Тысячи минчан принимают участие…