«Нельзя допустить такого, что мама будет все время меняться». Как в Беларуси работают SOS-детские деревни?

Корреспондент SPEKTR.BY встретился с директором SOS-детской деревни Виталием Коротышем, чтобы поговорить о том, что такое детские деревни, как они работают и чем отличаются от детских домов.

В 6 вечера на улочках Боровлянской SOS-детской деревни не было ни души. Зато в здании, где находится кабинет директора, будто забыли об окончании трудового дня: люди спорили, телефоны разрывались, проблемы кипели. В одночасье понадобилось сделать ремонт, отправить детей отдыхать и найти место для лазертага.

Виталий Коротыш, директор SOS Детской деревни

Что такое SOS-детские деревни?

Это модель воспитания детей-сирот, при которой они вместе с SOS-мамой живут в специальных домах и сами ведут хозяйство. Подробнее про возникновение этой идеи и принципы такого воспитания можно почитать здесь.

Как и когда это пришло в Беларусь?

SOS-детские деревни были зарегистрированы в Беларуси в 1991 году. Но начали работать они чуть позже: в 1995 году открылась Боровлянская детская деревня. Сейчас на территории нашей страны их три.

– Помимо работы в самой деревне, мы занимаемся еще и сопровождением семей, которые находятся под угрозой потери детей. На сегодняшний день их у нас порядка 200-250. У государства прямой подход: они смотрят, что для ребенка не созданы нужные условия, у родителей нет работы, в таком случае проще малышей изъять. Но есть ведь и случаи, когда людям можно помочь.

Некоторые семьи мы сопровождаем юридически: помогаем вернуть жилье, защищаем пострадавших от насилия женщин. Иногда можем помогать какими-то вещами. Например, покупаем и везем им обои. Даем месяц, за это время они должны быть поклеены. Если родители их пропивают или продают, мы прекращаем поддержку. Нам важно, чтобы все наши условия были выполнены.

Время от времени к нам привозят вещи. Мы их сортируем, стираем и распределяем по деревне. Если их для нас много, мы делимся с партнерскими организациями или нуждающимися семьями.

– Сколько детей сейчас проживает в детской деревне?

Сейчас в деревне проживают 12 семей, в каждой от 5 до 7 детей. У них есть воспитатель и помощник воспитателя. Если говорить неофициально, то мама и помощница мамы. Недавно появилась SOS-семейная пара. Это муж и жена. Они работают вместе и иногда подменяют друг друга, если кому-то одному нужно уехать на выходной.

– Кто может стать SOS-родителем?

Отбор SOS-родителей  это долгий путь. Кандидаты проходят психологические тесты, получают заключение. Это делается не столько для того, чтобы определить нормальный ли человек, сколько для того, чтобы понять, есть ли у него склонность к проявлению материнской заботы. Иногда встречаются просто хорошие люди, но они конкретные, сухие. Нам нужны немного другие.

Если первый этап пройден, мы идем дальше. Теперь нужно проверить потенциальную маму в деле. Для начала она смотрит, как работают другие мамы, помогает им. Это важно не только для нас, но и для нее. Может, она думала, что это очень просто, а на деле оказалось иначе.

Мы действительно очень долго выбираем мам, смотрим, чтобы они любили детей и дети ее. Нельзя допустить такого, что мама будет все время меняться. А такое могло бы случиться при некачественном отборе кандидатов. Работа очень тяжелая. Это даже не работа, а жизненный путь. Каждый день нужно и приготовить, и одеть, и помочь с домашними заданиями. Мама все время живет в доме с детьми. Лишь изредка она может уехать на выходные, если есть необходимость.

– Как в деревню попадают дети?

Мы можем получить кого-то только после того, как они были изъяты из родных семей. Сначала они попадают в СПЦ – социально-педагогические центры. Это государственные организации, где находятся дети до заключения суда и в то время, пока органы решают, куда дальше отправить ребенка. Приоритет, конечно, отдается усыновлению. Если подобных вариантов нет, тогда каждая история рассматривается отдельно.

Перед тем, как попасть к нам, дети общаются с нашими психологами. Важно, чтобы мы подходили ребенку и ребенок нам. Уже потом мы можем его забрать.

Отдельно решаем, к какой маме попадет малыш. У нас есть некоторые правила. Во-первых, мы не разделяем братьев и сестер – они растут вместе. Во-вторых, если мама скоро уйдет на пенсию, мы смотрим, чтобы она успела всех детишек вырастить, отправить учиться.

– Как дети получают образование?

Дети ходят в обычные школы. Либо в Боровлянах, либо в Минске. Мы стараемся подобрать урчеждения по способностям, чтобы ребенку было комфортно учиться. Кроме школы, каждый день с детишками работают психологи, проводят различные занятия, тренинги. Как правило, мы устраиваем несколько мероприятий и на выходных.

– Кем спонсируется деревня?

 Большая часть финансов поступает от зарубежных спонсоров. Сейчас количество средств уменьшается, поэтому мы стараемся сами получать какие-то финансы. Белорусские фирмы просто так жертвовать деньгами не хотят, поэтому мы ищем компромиссы. Есть и маленькая доля государства – оно выплачивает пособия на детей, но это совсем небольшие деньги в масштабах деревни.

– Что происходит с детьми после 18-ти лет?

Дети уходят учиться. Но мы их после этого не бросаем, хотя опекуном официально становится директор или ректор учебного заведения, где они учатся. Мы следим за тем, где ребята живут, насколько им комфортно и готовы ли они ко взрослой жизни. Но чтобы не произошло казусов, эту подготовку мы начинаем с момента попадания ребенка к нам. Проводим профориентацию, специальные занятия. Практика показывает, что иногда наши бывшие подопечные возвращаются сюда, но уже на работу. Мы всегда рады их принять.


Сообщить новость вы можете на почтовый ящик info@spektr.by
Расскажите нам о происшествии или важном факте, который может представлять общественный интерес. Мы ценим все сообщения от читателей и стараемся оперативно разобраться в каждой ситуации.


Комментарии для сайта Cackle