Восприятие «БЧБ» и «Погони» окружающими: националист, историк или модник? SPEKTR.BY
Voiced by Amazon Polly

19 сентября в Беларуси отмечали неофициальный праздник «национальных» символов: герба «Погоня» и бело-красно-белого флага. Ещё в тот момент, когда СССР начал трещать по швам и ждал своего логического развала, в 1988 году началась активная пропаганда «исторической символики». В том же году, когда была введена многопартийность, Зенон Позняк предложил на общем голосовании сделать герб «Погоня» и «БЧБ» флаг национальными символами, и только с третьей попытки у него получилось добиться нужного результата.19 сентября 1991года они стали государственными символами Республики Беларуси, и оставались такими вплоть до референдума 1995 года, когда мы поменяли герб и флаг страны. Это вызвало очень негативную реакцию среди националистов-оппозиционеров, после чего произошла подмена понятий национальных герба и флага. Их стали использовать как символ борьбы за свободу.

Что думают окружающие, когда видят на человеке одежду, чехол или другие аксессуары с изображением Погони и БЧБ? Кто такие националисты и есть ли они в Республике Беларусь? Поговорим о том, о чём боится говорить государство. Корреспондент Spektr.By опросила прохожих и пообщалась с польским националистом, журналистом и медийной личностью Томашем Мацейчуком.


Евгений, 21 год.

К национальной символике я отношусь нейтрально. Если вижу человека с «Погоней» или бело-красно-белым флагом, я сразу думаю, что он патриот и знает историю своей страны, иногда поддерживает оппозиционное направление.Или это глупый человек, который следует современному бренду и совершенно не разбирается в значении символов, изображённых на его вещах. Я, например, очень часто использую одежду и значки с подобной символикой, при этом я отношу себя к оппозиционерам, но не националистам, – уточнил Евгений.

Владислав,27 лет.

К гербу «Погоня» я отношусь положительно.Это историко-культурная ценность Республики Беларусь, официально закреплённая  с 2009 года. Что же касается бело-красно-белого флага, то он был узаконен народным собранием в 1918 году. Конечно, его можно считать национальной символикой, но на государственном уровне флаг не утвердили. На мой взгляд это проблема, т.к. именно по этой причине национальную символику относят к оппозиционным знакам. И по причине того, что это оппозиционные элементы, их не приравнивают к нашему белорусскому этносу. А если мы говорим про наш белорусский орнамент, нужно помнить – он был на слуцких поясах на протяжении всей истории.Люди, носящие одежду с погоней, флагом или орнаментом, лично у меня не вызывают негативных эмоций. Это их выбор и гражданская позиция. Тем более, среди молодёжи это актуально. Страна наша очень молодая и начала формироваться в 1991 году.Поэтому и национальное самосознание начало формироваться гораздо позже.Обратите внимание: наша молодёжь не так давно начала понимать, кто такие белорусы и как мы можем себя идентифицировать в мировом сообществе. Вот и молодые люди стали себя ассоциировать с историческими, национальными символами, – ответил Владислав.

Кирилл, 35 лет.

Я хорошо отношусь к национальной символике. Символика – стержень нации и она обязана быть у любого государства. Погоня и национальный флаг официально закреплены за белорусской нацией. И я думаю, что люди изъявляют и подчёркивают таким образом свою приверженность к белорусскому народу, выражают свой патриотизм и привязанность к своей белорусской семье. Отвращение у меня такие люди не вызывают, для меня это закономерность. И даже у самого имеются памятные значки с национальными символами, для меня это неотъемлемая часть белорусской истории, – сказал Кирилл.

Евгений, 28 года.

Я положительно отношусь к национальной символике – историческое достояние. Но из неё не стоит делать тотем и перебарщивать с ее использованием. Не нужно её использовать на всех элементах одежды, как это делают молодые люди. Я считаю, что этим, особенно, этим злоупотребляет оппозиция. Тем более за счёт того, что оппозиция пытается сделать её своим трендом, многие люди воспринимают символику не в том ключе, в котором стоило бы, – отметил Евгений.

Татьяна, 32.

Если, честно я никак не воспринимаю людей с такими элементами на одежде. Я этим не интересуюсь и внимание на прохожих людей не обращаю, а в моём кругу общения нет людей, которые этим увлекаются, – рассказала Татьяна.

Данила, 18 лет, сотрудник магазина «Мой модны кут», экскурсовод.

Данила, 18 лет, фото предоставлено из личного архива

История всегда должна быть выше, чем политика. Тем более «Погоня» – историко-культурная ценность. Её размещают на многих гербах белорусских городов. А цвета бело-красно-белого флага известны ещё со времён ВКЛ. Безусловно, это национальные символы, и я как историк считаю, что их должен носить каждый белорус, который уважает и ценит свою историю. И это не политический символ, как думают многие! Подумайте сами, эти исторические, национальные символы придумали не партии, которые действую на территории нашей страны. Эта символика была известна за долгие годы до принятия независимости Беларуси.

Нашим корреспондентом было опрошено около 70 человек. Очень мало людей идут на контакт после слова «Погоня» и «БЧБ», многие отнекивались и отмахивались, сразу можно было заметить негативное настроение по этому вопросу. Но самый удивительный момент заключался в том, что даже историки и культурные деятели не очень хотели комментировать этот вопрос. Несмотря на то, что всё-таки, как сказал Данила:«эти исторические, национальные символы придумали не партии».

Как вы уже поняли, эти символы очень тесно пересекаются с движениями оппозиционеров и националистов – это своеобразный скипетр в их руках. Беларусь и Польша имеет общее историческое наследие мы решили сравнить польских националистов и белорусских. Но на деле оказалась, что сравнивать не с кем.

Томаш Моцейчук о Польских националистах


Кто такие националисты с вашей точки зрения? Опиши польского националиста.

– Националистами являются люди, считающие свою нацию одной из важнейших ценностей, достойных сохранения и дальнейшего развития. Националист не ставит для себя на первом месте ни капитализм, ни социализм, ни другие идеологии. Для него это всего лишь инструменты для реализации национальных интересов. Что такое национальные интересы? Это добро всех слоев нации, а не какой-либо определенной группы. Это также добро будущих поколений, о которых нужно думать прямо сейчас, а не тогда, когда уже будет поздно. Что касается общих черт польских националистов – это приверженность к христианству, уважение к правам человека, которые вытекают из Библии, уважение к демократическому строю польского государства, осуждение нацизма и коммунизма, а также осуждение мульти-культурализма и культурного марксизма, – ответил Томаш.

В конце прошлого года вы отметили, что «волнения» польских националистов – это мода. Как подобное движение в вашей стране превратилось в модный тренд?

– Многие молодые белорусы, украинцы и русские, интересующиеся политикой, думают, что в Польше всегда была мода на национализм и что всегда у нас проходили огромные мероприятия, как, например, Марш независимости, в котором ежегодно участие принимают около 100 тысяч человек. Но это не так. После Второй мировой войны польские националисты были почти полностью уничтожены нацистами и коммунистами. Кто выжил, тот столкнулся с проблемой: как ему быть в коммунистической Польше? Многие уходили в подполье и старались бороться против красных оккупантов, что часто заканчивалось смертью, некоторые уезжали на Запад, еще другие смирились с советизацией своей страны и ждали, когда наступят лучшие времена. В 1989 году ПНР трансформировалась в демократическую Польшу и с тех пор начинается постепенное возрождение национального движения. Легко не было, поскольку националисты имели против себя и власть, и средства массовой информации. Ведь коммунисты в Польше не исчезли, их не посадили, не расстреляли, не выгнали… Они просто-напросто стали “левыми демократами”, либо “либералами” и относились к правым с таким же презрением, как в советское время. Самая известная газета в Польше – “Газета Выборча”– многие годы занималась клеветой против националистов. Почему? Потому, что её главный редактор – Адам Михник– является евреем-леваком, мечтающим, вероятнее всего, о Соединенных Штатах Европы, а не о христианской и националистической Польше. Прорывным моментом для польских националистов оказались года 2010-2013. В 2010 году правые организуют всепольский Марш независимости, в котором приняли участие разные патриотические и националистические организации, что вызвало ужасную критику левых, в том числе Михника. Против Марша, естественно, выступило сообщество ЛГБТ, которое в 2011 году организовало свой левый марш “Цветная независимая”. К ним присоединилась Антифа, в том числе подразделения из Германии. Картина Марша независимости в 2011 году? Драки, аресты, клевета со стороны СМИ и либерального правительства… В 2012 году Марш стал реально массовым, поскольку участие в нем приняло около 50 тыс. человек. Их главным лозунгом был “Вернем себе Польшу”. В 2013 году марш прошел под лозунгом “Идет новое поколение” – и снова пришли десятки тысяч патриотов и националистов. Тогда какой-то провокатор поджег будку охранника у посольства Российской Федерации, что правительство хотело использовать с целью запретить марш. Но у них это не получилось, что в итоге спровоцировало волну недовольствия среди молодежи, которая всё меньше доверяла мейнстримным политикам и журналистам. В результате национализм стал настоящим оппозиционным течением против лжи польской власти и польских СМИ. – рассказал Т. Моцейчук специально для Spektr.by.

Как реагируют власть и ваши европейские соседи на марши? Как жителям страны с «диктаторскими замашками» нам интересно знать, как это происходит за пределами «железного занавеса»?

– По-разному. Левые европейцы видят угрозу в наших маршах, поэтому выступают против нас. Правые европейцы не только нас поддерживают, но еще и приезжают в Варшаву, чтобы вместе с поляками радоваться нашим прекрасным праздником. Но, честно говоря, польским националистам наплевать на то, что о них говорят левые политики и левые журналисты. Тут все понимают, что идёт борьба за будущее Европы: либо она будет правой, либо её вообще не будет. Левым этого не понять, даже когда их режут, взрывают, давят грузовиками. Они потеряли инстинкт самосохранения,–подчеркнул Т. Моцейчук.

Как получается организовать такие масштабные «пикеты»? У вас есть своя группа? Где вы собираете людей договариваетесь о месте и дате?

– Ядро Марша составляют члены Национального движения, Всепольской молодежи и Национально-радикального лагеря. И это они создали объединение “Марш независимости”, которое занимается организацией мероприятия, а также его рекламой в регионах и раскруткой в социальных сетях. После них, очень важным элементом являются обычные футбольные фанаты. Фанатское движение в Польше имеет четко выраженный правый характер, поэтому на Марше независимости можете увидеть огромное количество фанатов из всей Польши. И, что стоит подчеркнуть, в этот день они между собой не дерутся. Из собственного опыта знаю, что на марш приходит большое количество солдат, что не может не радовать. Атмосфера марша, чувство единства, чувство силы и солидарности, привлекает обычных поляков, которые начинают понимать, что в этот день, 11 ноября, могут показать правительству и СМИ, что Польша должна защищать традиционные ценности, а также сохранять свои свободу и независимость. В последние время интересной новинкой, стало то, что в Марше принимает участие всё больше мигрантов, проживающих в Польше и желающих стать частью польской нации. Отвечая на ваш вопрос – как люди собираются и договариваются о месте и дате? Всё происходит в Фейсбуке и в Твиттере, – рассказ Томаш Моцейчук.

Почему эмиграция украинцев в Польшу вызвала такой негативный отклик среди националистов?

– Представьте себе, как обычные белорусы, даже не националисты, отреагировали бы на ситуацию, в которой в вашу страну внезапно приехал бы миллион мигрантов, причем не говорящих на вашем языке и довольно “либерально” относящихся к вашим законам. Думаю, многие были бы не очень довольны, тем более, если бы поток мигрантов не становился меньше и их становилось бы всё больше. Как можно интегрировать такую толпу? Уже не говоря про ассимиляцию. А что, если эти люди не придерживаются ваших взглядов? Среди молодых украинцев всё больше так называемых бандеровцев, которые относятся к полякам хуже, чем к русским, но всё равно приезжают к нам на заработки. И да, нам такое не нравится. Скажу как есть – польские националисты хотят, чтобы Польша оставалась мононациональным государством, поэтому они за то, чтобы остановить массовую иммиграцию, даже, если это негативно повлияет на наш экономический рост, – выделил эксперт.

Как бы вы отреагировали, если бы у вас в стране к власти пришли «радикалы»?

– О каких радикалах идет речь? О левых или правых? На самом деле я против одних и других. Я против радикализма. Я за умеренную политику, которой целью является сохранение Польши и польской нации в более-менее таком виде, каким он есть сейчас, – заключил Томаш Моцейчук.

С белорусскими националистами оказалась всё проще: они не стали разводить полемику и промолчали, что удивительно. Возможно, они просто не захотели, а возможно, у них не было настроения прокомментировать ситуацию, которая даже не актуальна в рамках спокойной обстановки. Наша власть так боится оппозиционеров(националистов), что их постоянно сажают, забирают в автозаках. Запрещают митинги и прочие массовые «забастовки», организованные оппозицией.

Но зря боятся, оппозиции у нас нет, да и эти «актеры» не заведут толпу. Оппозиция в Республике Беларусь –театр одного актёра, специальные представления перед Европой за гранты. Ещё одним удивительным моментом является, то, что для белорусов оппозиция и национализм одно и то же, хоть на самом деле это два слова с разным смыслом. У нас нет таких националистов, как в Польше и в Украине (поэтому как в Украине у нас не будет), да и от националистов у нас осталось только слово из 13 букв без смысловой нагрузки.Они могут говорить громкие лозунги, постоянно жаловаться и не предлагать решение проблем, приписывать национальную символику к своей партии и идее. И только благодаря их «бездействию» и деструктивным действиям нашу историю, наши символы большинство белорусов не смогут принять.

По теме

Макей сообщил о проблемах в переговорах с ЕС по реадмиссии и визам

В переговорах между Беларусью и Евросоюзом по реадмиссии и упрощении визовых формальностей…

10 декабря 2018 года — 70-летие Всеобщей декларации прав человека

10 декабря отмечается Международный день прав человека. В этот день, 70 лет…

Александр Лукашенко сегодня проведет переговоры с Президентом Судана

В Беларусь с официальным визитом прибыл президент Судана. Самолёт Омара аль-Башира накануне…