Светлана Алексиевич дала большое интервью польской Gazeta Wyborcza. В нем много интересного, а не только фраза о любви к женщинам. Собираем и переводим важные высказывания белорусской нобелиатки.

О следующей книге

“Я пишу книгу о любви. Сначала хотела сделать 50 женских и 50 мужских монологов, но через три года поняла, что не смогу пробиться к мужчинам. То, что я о них напишу, будет, может, и интересным, но поверхностным и банальным. Это не будет литературой высокого класса, так как я не смогу у них расспросить как следует.

Когда я написала “У войны не женское лицо”, Адамович, благодаря которому я нашла свой путь, сказал: “Какое счастье, что это писал не я. Мне бы не пришли в голову сотни вопросов, которые ты задала, потому что я мужчина”. Так же у меня с любовью. Тяжело. Я напишу историю о женской любви”.

Об однополой любви

“Любовь — это любовь. Важно, что чудо случилось, а с кем — это уже менее существенно. Я сама любила в жизни и женщин, и мужчин”.

Об отъезде из Беларуси в начале 2000-х

“Меня должны были судить в связи с “Цинковыми мальчиками”, обвиняли в оскорблении героев. Я знала, что мог найтись солдат, который убил бы меня, думая, что я оклеветала его. Мне угрожали. Я получала тревожные звонки. Конечно, КГБ работал: “Мы видели, как ты ведешь ребенка в школу, как ты одета”. Я боялась за свою племянницу.

Второй причиной отъезда было то, что я была разочарована людьми, которых когда-то считала подобными себе. Я прихожу в Союз писателей. Мы говорим о столкновениях между милицией и протестующими, и писатель, потягивая кофе, говорит: “Мы дали этим собакам прикурить, до крови!” Я поняла, что “баррикады” — это ужасное место. Писатель сидит, и он счастлив, что какой-то парень разбил ему голову. Это была чистая ненависть. О какой новой жизни ты можешь говорить? Я почувствовала, что хочу вернуться к нормальной жизни, увидеть нормальных людей, жить. И я уехала”.

О коллективном Путине

“Куда бы вы ни поехали в Россию, везде есть фотографии Путина, везде патриотизм. Но сам Путин очень маленький. У меня была возможность увидеть его вживую. Он производит среднее впечатление, говорит что-то бессвязное.

Я помню, как японцы снимали фильм обо мне и моих книгах. Мы поехали в Усть-Кут [город в Иркутской области. — Еврорадио], где я нашла семью одного из моих героев. Японский режиссер спросил у нашего водителя: “Что вы хотите от этой Чечни? Почему вы пришли туда?” И этот маленький человек, который просто наслаждался возможностью возить нас, потому что у него не было работы, а дома ждали голодные дети, вдруг встал и сказал: “Мы должны бороться! Мой сын воюет в Чечне, и он умрет за свою родину!”

Потом он назвал меня предательницей, сел в машину и уехал. Из леса нам пришлось выбираться самим. Тогда я поняла, что Путин сидит во всех”.

“А в каждом белорусе сидит Лукашенко?”

“Да. Это наше крестьянское, колхозное видение мира”.

О транзите власти в Беларуси

“Все больше людей начинает серьезно задумываться о ситуации в Беларуси. Но Лукашенко не уйдет без крови. Момент перемен будет тяжелым. Также нет человека, который мог бы объединить нацию и заменить Лукашенко”.

О возможном президентстве

“Раньше была даже готова. И мне казалось, что я знаю, как это делать. А теперь у меня нет сил. В 70 лет трудно быть президентом, у меня нет здоровья для этого. Однако я была на войне, в Чернобыле. Но властью нужно заниматься постоянно. Вы не можете быть немного поэтом и немного сапожником. А я все еще больше интересуюсь писательством, чем политикой”.

О будущем России, Украины и Беларуси

“Я не футуролог, но когда речь заходит о России и Беларуси, многое будет зависеть от того, как Украиной будет управлять Зеленский. Если он докажет, что может быть создана другая страна, русские и белорусы тоже подумают об этом и начнут искать таких людей у ​​себя дома. И они найдут, если будет соответствующая политическая ситуация”.

Как отдыхает нобелевская лауреатка

“Научиться жить. Я все еще этого не умею. Постоянно меняю занятия, но не умею отдыхать. Я могла бы поехать в Карловы Вары, но это такая скука, а вокруг такая компания, что только болезнь может меня к этому принудить.

Премия дала мне уникальную возможность налаживать контакты с кем я только захочу. Я могу пригласить к себе интересных людей, и они мне не отказывают. Беседы с мудрыми людьми — это большое удовольствие, особенно если они занимаются чем-то совершенно другим. Тогда я открываю другой мир”.

 

 

По теме

Халезин объяснил, чем руководствовался Лукашенко при принятии решений

Известный публицист и журналист Халезин объяснил, чем руководствовался Лукашенко в принятии решений.…

Путин обсудил с ЕС ситуацию в Беларуси

23 марта Владимир Путин, президент России, обсудил с главой Европейского совета Шарлем…

Позняк: голосование на платформе «Голос» — «пустопорожняя инициатива»

Известный белорусский националист, политик, кандидат в президенты 1994-го года,  лидер КХП-БНФ, политэмигрант…

Лавров: ЕС уничтожил отношения с Россией

Сергей Лавров, министр иностранных дел, заявил: ЕС уничтожил отношения с Россией. «С…

Тихановская призвала белорусов принять участие в общенациональном голосовании

18 марта Светлана Тихановская обратилась к белорусам с призывом участия в общенациональном…

Лавров призвал отказаться от использования долларов

22 марта Сергей Лавров, глава МИД России, призвал отказаться от доллара при…

Песков об обещаниях Лукашенко Путину

22 марта Песков прокомментировал «слухи» об обещании Лукашенко Путину на счет конституционной…

В США призвали Макея освободить политзаключенных

Госдеп США призвал главу МИД Владимира Макея Глава повлиять на освобождение политзаключенных…

Валерий Соловей: Кремль хочет поддержать оппозицию Беларуси

Известный российский политолог Валерий Соловей прокомментировал взаимоотношения между Кремлем и Минском. По…

«День воли-2021» как символ нового белорусского общества

В 2021 году герб «Погоня», «БЧБ» флаг, «беларуская мова» —  это не…