Прошедшие парламентские выборы оставили очень унылое общее впечатление. Результаты предсказуемы, действия власти ожидаемы, активные и яркие проявления оппозиции редки и малозначительны. Но в самом обществе есть запрос на новых людей, на новые идеи, на новых лидеров, на изменения в стране. Такой запрос в полной мере ощутили во время избирательной кампании представители «Молодежного блока» – Алана Гебремариам, Станислав Шашок, Алексей Лазарев, Евгений Караулов, Михаил Воронцов, Владислав Сыса, Никита Краснокутский. Они были выдвинуты кандидатами от Белорусской социал-демократической Грамады. Лидер партии Сергей Черечень обещает, что в скором времени к этой компании азартных и целеустремленных молодых людей присоединятся и бизнесмены, обладающие политическими амбициями и желанием видеть Беларусь развитой, демократической страной. Ожидает ли нашу страну появление мощной политической силы накануне президентских выборов?

Парламентская кампания стала боевым крещением для бизнесмена Сергея Черечня, который год назад возглавил БСДГ. Как оценивает молодой политик первую электоральную кампанию партии? Готов ли участвовать в президентской гонке? И почему белорусской оппозиции нужен свой Тимати? Об этом «БелГазета» побеседовала с преемником Станислава Шушкевича.

«ПРОИЗОШЛА ПРОСТО ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ВЫБОРОВ»

– Изначально мы рассматривали возможность участия в парламентской кампании примерно 70 человек от партии. Однако за две недели до старта большинство людей, которые связаны с бизнесом, приняли решение поддержать нас в следующий раз. Бизнесмены опасались за свое дело: мол, высокие доходы, указанные в декларации, могут стать поводом для пристального внимания со стороны налоговых органов, несмотря на то, что все документы в порядке. С учетом определенного давления со стороны силовых структур потенциальные кандидаты все-таки решили поддержать нас позже. Однако даже на фоне всех проблем и сложностей уже сегодня видно, что на следующую парламентскую кампанию мы в силах выставить 110 кандидатов, значительная часть которых будет способна побеждать на честных и демократических выборах.

– Но на пути к следующей парламентской кампании страну ожидают президентские выборы 2020г.

– Однозначно мы будем участвовать в президентской кампании, однако формат нашего участия еще не определен: это сделают Центральная Рада и съезд БСДГ. Будем ли мы поддерживать кандидата со стороны, вступим ли в коалицию с другими оппозиционными силами либо поддержим своего кандидата – все это будет решено в ближайшие два месяца.

– От каких факторов зависит окончательное решение по президентским выборам?

– От многих. Административный ресурс (я не говорю о «вертикали» власти) активно работает. Все наши со Станиславом Шушкевичем действия преследуют одну цель: узнать степень поддержки и уважения, причем как в белорусском обществе, так и в мировом сообществе. Если мы увидим, что нас оценили, пойдем дальше.

– Вы считаете, административный ресурс и «вертикаль» власти – разные явления?

– Да. Административный ресурс может и не зависеть от «вертикали»: не все процессы, которые происходят внутри страны, преследуют одну цель, не всегда совпадают с курсом президентской администрации. И своеобразные международные омбудсмены играют немаловажную роль в наших внутриполитических процессах.

– Вернемся к парламентской кампании. Выдвижение кандидатов, регистрация, агитация, досрочное голосование, основное голосование – сложилась ли у вас цельная картинка, или же только фрагменты присутствуют?

– Очевидно, что разнарядка снимать оппозиционных политиков развязала руки чиновникам, принимавшим решения. По агитации, по самому процессу парламентской гонки у нас особых вопросов не возникало. Наши претенденты делали то, что считали нужным для повышения своей узнаваемости и популяризации партии. Были определенные замечания, притянутые за уши, но они не привели к снятию наших кандидатов на этом этапе. Могу сказать, что сам процесс, во всяком случае по отношению к нашей партии, был достаточно лоялен. Но многие другие организации гасили, я видел это четко.

– Как оцениваете голосование?

– (Смеется)Самая хорошая оценка состоит в том, что появилась ответная реакция общества: наших кандидатов начинают узнавать. Узнаваемость, популярность, продвижение бренда БСДГ – общая концепция в народ пошла.

А о голосовании все сказали наблюдатели Евросоюза, ОБСЕ, кампании «Право выбора», в т.ч. представители нашей партии. Мы имеем явку 33-34% по стране, с учетом того, что людей загоняли на участки, а подсчет голосов отсутствовал. Как изначально сказал Александр Григорьевич, будет вакханалия – она и случилась. Никакой логики, никаких правил, ни здравый, ни трезвый смыл в расчет не принимались – произошла просто фальсификация выборов.

– На этих выборах БСДГ работала в тандеме с «Молодежным блоком». Как себя показали ребята?

– Они молодцы, показали, что хотят защищать свои интересы на политическом поле. Власть увидела альтернативу старой оппозиции, которая сегодня уже не совсем интересна обществу: подрастает новое поколение, которое хочет чего-то другого. «Молодежный блок» показал на выборах, что может дать новое, альтернативу, которая будет интересна и моему поколению, моим ровесникам. В советское время люди могли работать за идею, пусть даже не очень популярную, но сейчас народ другой. Избиратели спрашивают: хорошо, вы идете в депутаты, можете получить или не получить депутатское место. Но мне-то что с того? Нужно идти единым фронтом, и в случае победы мы будем реализовывать проекты, которые интересны народу.

«АКЦИИ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ КОНТРОЛИРОВАТЬ НЕВОЗМОЖНО»

– Молодежь, поколение, которое выросло при президентстве Лукашенко, часто называют пофигистами. Вы согласны?

– Если мы в молодые годы гоняли на велике и ходили на рыбалку, гоняли друг друга по дворам и нам было весело, то сегодняшняя молодежь другая: она меньше двигается, больше изолирована, социальной практики у нее гораздо меньше. Нельзя называть нынешних молодых пофигистами: у них есть свои интересы, но они узконаправленные, им сложно самоорганизовываться. Сейчас собрать ребят вместе сложнее, но возможно. Мы не говорим, что всю молодежь надо поставить под наши штыки. Есть 25-30% активной молодежи, которую мы должны привлечь в свои ряды и работать с ними. Перемен в любой стране добивается не большинство, а активное меньшинство. Наша задача – объединить людей, которые уже сейчас готовы действовать, а затем привлечь в свои ряды остальных.

На оппозиционном разборе полетов прошедших выборов я увидел: ничего не меняется. Понятно, нас макнули лицом в грязь, нас не услышали, нам показали наше место. Можно говорить, что нас обидели, можно говорить, что когда-нибудь мы объединимся – но никакой конкретики. Я предложил: в предпоследний день следующей парламентской кампании каждая из 12 представленных организаций должна вывести хотя бы 5 тыс. человек – в разных уголках страны, на отдельные мероприятия – не радикальные мероприятия, а развлекательные акции в поддержку своих кандидатов (послушать хорошую музыку, съесть шашлык, помахать флажками). На разрешенные мероприятия люди придут и поддержат. Надо, чтобы в разных частях Минска собралось хотя бы 60 тыс. человек, которые просто скажут: мы здесь, мы поддерживаем этих людей. И власть никуда не делась бы, прислушалась бы. За четыре года до следующей парламентской кампании реально заручиться поддержкой 5 тыс. человек для каждой организации. Тогда мы сломаем стереотипы.

– Вы предлагаете оппозиции перенять опыт Тимати?

– Хотя бы! Почему он приезжает из Москвы с бургером и собирает толпы людей? Они приходят на медийную личность. Почему таких нет среди оппозиционных деятелей? Почему оппозиция не может делать то, что с легкостью проворачивают российские звезды? Я не говорю, что политик должен быть звездой, но его должны поддерживать люди – только в этом случае с ним будет считаться и власть.

– Но почему белорусы проигнорировали эту кампанию?

– На протяжении 25 лет люди сначала только догадывались, что их, возможно, обманывают. Но на сегодняшний день 80% населения уверено, что выборов нет и смысла ходить на избирательные участки нет – их голос не услышат и все равно нарисуют нужные цифры.

– Внутреннее наблюдение назвало парламентскую кампанию «самой жесткой» из всех. Однако обошлось без насилия…

– Не знаю, не знаю: нашего кандидата Стаса Шашка и его доверенное лицо очень жестко скрутили в день голосования: первого отпустили, а второго обвинили в хулиганстве (статья 17.1 КоАП).

– Зачем властям понадобился жесткий сценарий?

– Все предыдущие выборы оппозиционные силы бойкотировали, поэтому все кампании проходили в лайтовом режиме: сопротивления не было, протесты отсуствовали, не было попыток организовать население. Идеальный формат для власти, когда никто не против, просто никто ничего не делает. Но таким способом невозможно было показать, почему выборов нет. Нынешние выборы показали, что оппозиция приняла правильное решение и своими действиями доказала фальсификацию.

– Именно это обстоятельство вызвало крайне резкую реакцию Лукашенко?

– Реакция наступила тогда, когда пришло понимание, что ситуация неконтролируема. А она фактически вышла из-под контроля, потому что контролировать можно две-три акции, но акции по всей стране контролировать невозможно.

– Значит, жесткий сценарий парламентской кампании перерастет в еще более жесткий вариант в 2020г.?

– Оппозиционные политики получат право собирать подписи за свое выдвижение в кандидаты в президенты, но есть большое опасение, что статуса кандидатов никто не получит. А без удостоверений не получится организовать ничего.

«У НАС СФОРМИРОВАЛАСЬ СИЛЬНАЯ КОМАНДА»

– Вам не кажется, что оппозиция созрела к выдвижению единого кандидата?

– Я вчера присутствовал на одной встрече, где были представлены практически все оппозиционные структуры – никакого единства нет. Скажу больше: сегодня я не вижу единого кандидата, во всяком случае, того, кого бы я поддержал. Если бы была кандидатура, которая пользовалась бы поддержкой в обществе, то можно было бы рассматривать этот вопрос. Пока такой кандидатуры нет.

– Какая конфигурация сил сложилась внутри оппозиционного лагеря?

-На мой взгляд, есть правоцентристы и все остальные, но у правоцентристов тоже не все хорошо. Два-три претендента только от них точно объявятся.

– А вы сам не желаете попытать президентского счастья?

– Я думал по этому поводу, но сегодня ответить не могу, есть еще время для размышлений.

– Вы бизнесмен, который взвалил на свои плечи такую ношу, как БСДГ. Сейчас, спустя некоторое время, не жалеете?

– Сожалеть, конечно, можно, часто люди так и делают. Но, когда я принимал решение, когда брал на себя ответственность за партию, я отдавал себе отчет, куда ввязываюсь. И решение было принято осознанно. Так что все нормально. Политические процессы в стране достаточно сложные, достаточно рискованные, но интересные.

– Кто-то идет в гору, чтобы получить порцию адреналина, а вы предпочли политику?

– Кто-то катается на байке без шлема, кто-то прыгает с парашютом или взбирается на гору без страховки… А для меня да, источником адреналина является политика.

– До сих пор широкой публике не известны условия, на которых вы приняли от Станислава Шушкевича партию. Может, время раскрыть карты?

– А я абсолютно всем рассказывал эту историю. Мы со Станиславом Станиславовичем познакомились через общих друзей, я проявил инициативу. Мы сошлись на общем понимании процессов. Станислав Станиславович сказал: хочешь – попробуй, хотя это потребует усилий, средств и времени. Он предупредил: если накосячишь, если не получится, то мы быстро вернем ситуацию на круги своя. Поэтому я стараюсь быть крайне корректным и делать то, о чем изначально договаривались. Пока проблем нет: мы проводим очень много совместных встреч, Станислав Станиславович меня поддерживает. И это как раз свидетельствует о том, что мы нашли взаимопонимание, а не я где-то что-то у кого-то купил.

– В партии сложилось двоевластие: вы взвалили на себя груз ежедневного руководства партией, Станислав Шушкевич – лицо партии?

– Ситуация иная. Я непосредственно выполняю все функции председателя организации, а Станислав Станиславович мне помогает. Он хороший наставник, я у него учусь. Многие решения принимаю самостоятельно, многие вопросы мы обсуждаем на Центральной Раде, но основной вектор развития изначально исходит от меня. Естественно, что к важным политическим событиям готовимся коллективно – у нас сформировалась сильная команда, которой по плечу решение разных задач.

Беседовал Юрась ДУБИНА
БелГазета

По теме

Витис Юрконис: Делать ставку на Лукашенко — ошибка

Минск может лишиться части суверенитета в ходе углубления интеграции с Москвой, а…

Голос маленьких стран становится все более громким – Вучич

Роль маленьких стран в мировом сообществе будет неизменно возрастать, уверен президент Сербии…

Лукашенко рассказал, почему сменил руководство Минской области

Президент Беларуси Александр Лукашенко во время встречи с активом Минской области рассказал…

Беларусь рассчитывает на скорое подписание соглашения с ЕС по визовым процедурам

Беларусь рассчитывает, что в ближайшее время удастся подписать соглашения с Евросоюзом по…

Владимир Андрейченко стал спикером Палаты представителей

Владимир Андрейченко избран председателем Палаты представителей Национального собрания Беларуси. За избрание Андрейченко проголосовали…

Сегодня Лукашенко встретится с парламентариями двух созывов

Встреча главы государства с депутатами Палаты представителей и членами Совета Республики уходящего…

Политики и общественные деятели заявили “Об угрозе независимости Беларуси”

Десять представителей различных политических партий и общественных организаций подписались под совместным заявлением…

Лукашенко сделал общее фото с депутатами и сенаторами

Александр Лукашенко сделал общее фото с депутатами Палаты представителей и членами Совета…

Союз независимых или «сдача» суверенитета?

Президенты Беларуси и России договорились реализовать грандиозные задачи, среди них единый рынок…

Александр Лукашенко: через полгода нас будут щупать со всех сторон, и сильно

На совещании с чиновниками Минской области Александр Лукашенко предупредил о трудностях которые…