С 1994 года Конституция менялась три раза. Поправки в основной закон вносились в 1996 и 2004 годах, причем с последними изменениями полномочия президента стали фактически безграничными.

Каждый раз внесение поправок в Конституцию было обусловлено серьезными внутриполитическими причинами.

Ситуация накануне референдума 1996 года была особенно напряженной.

Фракция оппонентов Лукашенко в Верховном совете считала указы об отмене полномочий Конституционного суда незаконными.

Как и референдум, назначенный на 24 ноября — он стал кульминацией противостояния Верховного совета с президентом. По мнению депутатов, на референдум не следовало выносить такие важные вопросы, как расширение полномочий президента вплоть до полного подчинения ему органов местного самоуправления, законодательной и судебной власти.

В ответ Лукашенко пообещал, что результаты референдума будут иметь рекомендательный характер. Однако президент не сдержал обещание, принял предложенные изменения и начал отсчет своего 5-летнего срока заново.

В 2004 году перед Лукашенко встали как экономические, так и политические проблемы. Так, в июне объявили голодовку в знак протеста депутаты парламентской группы “Республика”.

 

Президент пошел на усиление своего влияния путем ужесточения репрессий: был закрыт ЕГУ, выслана из Минска консультативно-наблюдательная группа ОБСЕ, приговорены к двум годам колонии лидеры стачкомов.

Лукашенко законодательно закрепил свое право избираться на третий срок, а последовавшие за референдумом протесты были разогнаны ОМОНом.

В марте 2019 года президент Александр Лукашенко снова поднял вопрос Конституции в ходе «Большого разговора», хотя, казалось бы, очевидных предпосылок на этот раз не было.

Стоит ли все-таки ждать новую Конституцию и какой она может быть, рассуждает директор Института политических исследований «Политическая сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич.


Отсутствие политической воли

 

Идея изменения Конституции очень давняя. Она обсуждалась как минимум десять лет, особенно активно в последние два года. В частности, весной были сделаны заявления о том, что уже созданы рабочие группы – одним из центров назывался Конституционный суд.

В Беларуси стоит проблема транзита: понятно, что Лукашенко не вечен, а оставлять преемнику так много власти было бы слишком рискованно. По слухам, уже в 2020 году планировалось выдвинуть кандидата от номенклатуры.

Однако проект Конституции не успели подготовить, или, по крайней мере, ни одна концепция не была публичной.

Сам же Лукашенко высказывался о предложенных вариантах как о недостаточно радикальных.

В условиях, когда есть большой общественный запрос на изменения, вопрос конституционной реформы стоит особенно остро. Главным тормозящим фактором сейчас является отсутствие политической воли.

Президент находится в сложном эмоциональном состоянии и, вероятно, боится принимать серьезные решения. Сейчас было бы рациональным пообещать, что будет какой-то преемник, будут внесены изменения в Конституцию, но, наверное, ему это кажется проявлением слабости. Главным же лоббистом ускорения процесса является Россия. Лукашенко не хочет допустить, чтобы изменения произошли вследствие давления извне. По схожим причинам Россия не может допустить новые выборы: это будет означать, что власть сменилась через давление населения. Непонятно, кто придет к власти, а Кремлю нужно время, чтобы подготовить свою фигуру. К тому же, если в новой Конституции будут разные центры влияния, для России открывается больше возможностей продвигать свои интересы. 


Нет представления о концепции


В проекте будущей Конституции необходимо определить три ключевых момента, остальные вещи не так принципиальны.

Во-первых, статус актов президента: будут они выше закона или ниже, как и должны быть. Во-вторых, кто будет контролировать процедуру назначения правительства — президент или парламент? И, наконец, изменение конституции — это может быть референдум, а могут быть парламентские процедуры.

Проблема в том, что сам Лукашенко не имеет представления о концепции. Все его высказывания указывают на то, что он не понимает, как должен выглядеть проект будущей Конституции.

Вернуться к конституции 94-го — не лучший вариант, на мой взгляд. В ней были проблемы, связанные с балансом властей, что и привело к кризису 96-го. Не был урегулирован вопрос назначения правительства. Конституционный суд имел полномочия самостоятельно инициировать рассмотрение дела, что достаточно рискованная процедура. Не были прописаны вопросы местного самоуправления.
В изначальном варианте конституции 94-го года упоминался только белорусский язык, что, очевидно, сейчас нереалистично. Мне кажется, оптимально было бы принять новую конституцию или внести изменения в действующую. Стоило бы двигаться в сторону парламентской модели, подошел бы польский или литовский вариант. Пересмотреть вопрос назначения судей, центральных избирательных комиссий, прокуратуры. Гарантировать выборность местного самоуправления. Уточнить распределение полномочий: исполнительная власть контролируется парламентом, а президент занимается преимущественно внешнеполитическими вопросами.

Внесению изменений в конституцию должен предшествовать широкий внутринациональный диалог — это подчеркивает даже Россия. Необходимо участие альтернативных политических сил, чтобы процедура смотрелась легитимно. В конце концов, нужен референдум, но в нынешних условиях это была бы очень сложная политическая кампания. Лукашенко мог бы включить в разговор партии или, к примеру, часть Координационного Совета. Но, опять же,

судя по его нынешнему психологическому состоянию, это вряд ли случится.

Как скоро ждать новую Конституцию?

У Лукашенко сейчас мало пространства для маневров. Россия подвешивает финансовую помощь к каким-то подвижкам: сначала была названа сумма кредита, затем уточняется, что кредит будет выплачен частями. При этом Кремль напоминает, каких ждет шагов. Запад также настаивает либо на диалоге, либо на новых выборах. Если был расчет на Китай, то уже стало ясно, что он занимает нейтральную позицию. Как долго Лукашенко сможет лавировать — это вопрос политической игры. Мне кажется, все решится в течение месяца.

Фото: открытые источники 

Автор: Полина Воробей 

 

 

По теме

Дмитриев рассказал, что нужно сделать депутатам Палаты представителей в первую очередь

2 октября открылась очередная сессия у депутатов Палаты Представителей. В связи с…

Карбалевич: Путин показал Лукашенко его место

28 сентября открылся VII Форум регионов Беларуси и России, на подобных мероприятиях…

Беларусь ввела ответные санкции против Еросоюза

Белорусский МИД начал ответную «игру». Евросоюз 11 октября ввел санкции в отношении…

Премьер-министр Польши на саммите ЕС представил «план Маршалла» для Беларуси

2 октября премьер-министр Польши Матеуш Моравецки на саммите Европейского совета в Брюсселе…

Караник одобрил запрос белорусов на перемены, но с одним условием

Владимир Караник, можно сказать, одобрил запрос на перемены белорусов, но считает, что…

Головченко о протестах в Беларуси: нас пробовали на зуб не год и не два

По мнению премьер-министра Беларуси Романа Головченко, против белорусского государства не раз применялись…

Парламент Беларуси всерьез взялся за конституционную реформу

2 октября стартовала внеочередная осенняя сессия в Палате представителей. Сейчас депутаты хотят…

Навальный утверждает, что отравил Путин

Российский оппозиционер Алексей Навальный убежден, что его отравил Путин, так как нет…

Канада и Великобритания ввели санкции против Лукашенко, его сына и чиновников

29 сентября Великобританией и Канадой были введены санкции против Лукашенко, его детей…

Тихановская встретилась с лидерами белорусских стачкомов

30 сентября законный президент Беларуси Светлана Тихановская провела онлайн-встречу с лидерами стачкомов…