Ветеран спецназа, бывший командир отряда спецназначения в Марьиной Горке, в беседе с « Радио Свободой» рассказывает  о своих впечатлениях от мирных маршей и отношении к насилию на улицах белорусских городов, вспоминает экс-спецназовца Игоря Макара и объясняет, почему не доверяет его словам в опубликованном интервью.

Разговор происходил через два дня после трагической смерти Романа Бондаренко в Минске. С горечью боевой офицер утверждает:

«Его смерть — трагедия. Трагедия не только для его близких, но и для всей страны. Это горькая страница в истории нашей части 3214, в которой он служил».

Преступника называет только суд

К сожалению, порой мероприятия, которые стихийно организовывают и проводят граждане, далеко не всегда носят мирный характер, – уверяет Андрей Китов. – Возникают экстремальные ситуации, случаи нападения на сотрудников. Но в абсолютном большинстве мероприятия проходят мирно, а силовики выполняют ту задачу, которую перед ними ставят. Выполняют приказ.

Отдельные случаи жестокости – это нарушение норм и правил конкретными людьми.. Далеко не  все силовики одержимы желанием жестоко подавить собственный народ. Но бывают отдельные случаи, которые, конечно, надо называть чьими-либо  преступными действиями. Но никто не имеет права называть человека преступником, кроме суда, при условии, что суд будет справедливым и объективным.

Жестокость не оправдывает никто, ни сами силовики, и, естественно, ни народ, против которого она была проявлена.

Боец и человек –  разные определения.

В любом военном коллективе, присутствует понятие корпоративности, братства по оружию, братства по крови. Даже уходя на пенсию, мы остаемся братьями и только так называем друг друга при встрече. Мы пытаемся общаться с теми, кто служит сейчас,  болезненно воспринимаем их неудачи и радуемся успехам, – рассказывает полковник в отставке Китов.- Игорь Макар когда-то был нашим сослуживцем. Не могу назвать его своим товарищем. В «Алмазе» как спортсмен и как боец он достойно себя зарекомендовал, но морально, уверен и сейчас, Игорь не соответствовал облику бойца спецподразделения. Таким остался до сих пор: его предательство в том, что он в интервью называет фамилии людей, с которыми служил, и при этом называет их друзьями. Я имею в виду нынешнего руководителя службы безопасности президента. И он не называет себя главным виновником своего ухода. Откровенно выхватывает факты, пытаясь создать образ собственной уникальной информированности, пытаясь оценивать, кто и как сейчас действует в Минске во время протестный акций, рассказывает, что в тюрьме они издевались над заключенными, прогоняя людей  через шеренги с дубинками, пущенными в ход.

Я бы назвал это плевком в душу коллектива и выполнением политического заказа, потому что никогда такого не было! Но через несколько строчек он сам себе противоречит, когда говорит, что у нас такой закон — жестко задержали, а дальше никоим образом не трогаем. В «Алмазе», действительно, и каждый боец это подтвердит,  испокон веков действует закон — задержали человека, зафиксировали, и больше его никто не трогает. Это жесткое правило. Нарушившего могли отдать под суд.

В особых ситуациях…

К сожалению, есть факты, когда кто-то превышает свои полномочия, есть факты, которые говорят о том, что были издевательства, – признает бывший заместитель командира «Алмаза»,-  Десяток,  «паршивых овец» может испортить впечатление обо всех, кто должен защищать народ, о Вооруженных Силах, которые по Уставу и Присяге должны стоять на защите государства.

В нынешнее время людей в погонах бросили в политическую мясорубку. И кто-то проявил себя далеко не с лучшей стороны. Встречаются отдельные негодяи, проявившие себя откровенно отвратительно в условиях, когда происходило большое количество людей, задержаний. Судья им — время. Я думаю, что люди, которые перешли черту закона, гуманизма и нормального человеческого отношения, обязательно  понесут ответственность. Для проявленного беспредела срока давности нет.

Сейчас, как ни прискорбно констатировать, происходят общественные катаклизмы, которые противопоставили одних людей другим. И кто-то проявил жестокость, которая не может даже соотноситься с таким понятием, как человек в погонах, офицер, защитник народа и Отечества. Неважно, какие именно погоны на плечах. Если он жестоко избивает человека без оружия, мирного, априори невиновного, то силовик – зверь. А если он ведет себя достойно, выполняя приказ… Приказ должен быть выполнен. Мы все знаем законы, отстаиваем достоинство и уважительные отношения между людьми. Военнослужащий, под два метра ростом, с дубинкой, который бьет девушку или бабушку, где бы он ни служил, это ЖИВОТНОЕ.

Хочу еще сказать о психологии жестокости. Эксперименты Стэнфордского университета свидетельствуют о том, что, когда люди в определенные условия, начинает проявляться далеко не  лучшие человеческие качества. Но это не говорит о том, что все, кто носят форму и погоны, сволочи и звери. Нет! Я хочу, чтобы люди в погонах думали прежде всего о своем долге, своем достоинстве, своей стране и своей семье.

Мы, ветераны спецназа, знаем, что мы служили достойно и не запятнали свои погоны, и я уверен, что у  ребят, которые служат сейчас, всегда есть возможность поступать по совести, честно. Я уверен, что люди в военной форме  хотят, чтобы на территории нашей страны никогда не звучали выстрелы, пусть и светошумовые.

МЫ – белорусы, миhyst люди. Можем ими быть!

Несколько раз попадал в ситуацию, где я пересекался с людьми на мирных протестах, –  вспоминает Андрей Китов о недавних событиях. – Я приехал в Минск из своей деревни и попал на огромный марш, который шел от стелы в сторону Немиги. Я не видел пьяных, хулиганов. Люди вели себя очень спокойно,  были  доброжелательны ко всем окружающим. Сотрудники правоохранительных органов, стоявшие на перекрестках, спокойно наблюдали за происходящим. Там, где не хватало сотрудников ГАИ, протестующие сами разруливали движение, пропускали машины, пешеходов. Это было впечатляюще, вызвало огромное уважение к людям, которые не чувствовали себя противоборствующими сторонами. Мы все ощущали себя гражданами Республики Беларусь.

 

 

По теме

За что будут садить протестующих? Генпрокуратура Беларуси об «антиэкстремистских» поправках

После событий август-сентябрь 2020 года ситуация в Беларуси стремительно меняется, а страна…

Жители Беларуси рассказали, что у них изменилось за год

19 марта 2021 года. – Эксперты опросили 1300 жителей Беларуси и узнали,…

Минск: «Силовики — не преступники. Доказательств нет»

Власти Беларуси убеждены, что силовики во время протестов и «зачисток» не применяли…

Добрый «самаритянин». Лукашенко рассказал, на что тратит «потайные» запасы

13 марта во время «Минской лыжни» в Раубичах Лукашенко рассказал о «потайных…

В Беларуси более 60% убыточных флагманов

Первые финансовые итоги 2021 года появились в открытом доступе. Согласно отчету более…

Жириновский призвал Путина игнорировать опыт Лукашенко

Известный российский политик Жириновский призвал Путина не повторять ошибок и опыт Лукашенко.…

BYPOL: МВД и Минобороны готовят «провокации» на День воли

15 марта инициатива BYPOL, которую представляют экс-силовики Беларуси, сообщил о подготовке МВД…

Стало известно, кто будет руководить созданием новой Конституции Беларуси

17 марта Лукашенко назначил руководителя комиссии по внесению правок в Конституцию Беларуси.…

Почему банки не хотят кредитовать белорусов?

16 марта была опубликована статистика о работе банковского сектора по 1 марта…

Белорусские предприятия набрали рекордное количество долгов

Белстат опубликовал информацию о долгах флагманов реального сектора в 2021 году.  Вряд…